3
1933–1939
АЛМА-АТА. ПЕРВАЯ СЕМЬЯ. ПУТЬ ПИСАТЕЛЯ. ВТОРОЙ И ТРЕТИЙ АРЕСТЫ
В 1932 году завершилась первая пятилетка, выполненная «в четыре года» — в соответствии с лозунгом Сталина. Однако продолжалась коллективизация (объединение крестьянских хозяйств в колхозы), вызвавшая новый массовый голод, в частности, в Казахстане. Домбровский поселяется в Алма-Ате.
Впервые я увидел этот необычайный город, столь непохожий ни на один из городов в мире, в 1933 году и помню, как он меня тогда удивил. Выезжал я из Москвы в ростепель, в хмурую и теплую погодку. То и дело моросил дождичек, и только-только начали набухать за заборами, на мокрых бульварах и в бутылках на подоконниках бурые податливые почки. Провожали меня с красными прутиками расцветшей вербы, потешными желтыми и белыми цветами ее, похожими на комочки пуха. Больше ничего не цвело. А здесь я сразу очутился среди южного лета. Цвело все, даже то, чему вообще цвести не положено – развалившиеся заплоты (трава била прямо из них), стены домов, крыши, лужи под желтой ряской, тротуары и мостовые.
(Ю. Домбровский. «Хранитель древностей»)
Г. Жиляева Шуева
Галина Жиляева-Шуева — первая жена Юрия Домбровского
В городе большая стройка. Недавно Алма-Ата стала республиканской столицей: вырастали правительственные здания, открывались школы, техникумы, институты и т. д. При этом учителей вследствие массовой безграмотности катастрофически не хватало. Домбровский подделывает справки об окончании университетов и сразу становится директором школы. В школе он знакомится с 16-летней Галиной Николаевной Жиляевой-Шуевой (1918—?), своей первой гражданской женой. Они живут вместе в 1935–1937 годах.
После убийства Кирова в конце 1934 года происходит ужесточение и нарастание репрессий, страну захлестывает волна арестов. Срок высылки Домбровского уже подходил к концу, как вдруг 26 июня 1935 года новый арест.
На этот раз Домбровского обвиняют в создании курсов для комсомольской молодежи, поступающей в техникумы и вузы, которые сначала фигурируют как незаконные платные, а затем — как организованные с целью антисоветской агитации (п. 10 ст. 58). Одновременно всплыла история с подделанными документами об образовании. Несколько месяцев Домбровский проводит в тюрьме. У него усиливается эпилепсия, и он попадает в больницу. В итоге его освобождают. Сначала дело переквалифицировали — на цели личного обогащения (ч. 2 ст. 169), а затем его оправдали.
С.М. Киров выступает на XVII съезде ВКП(б). Москва. 1934 год
…в 1936 г., тотчас после Суда и моего оправдания <...> преподаватель русского языка в Школе для взрослых, где я был директором, предложил мне стать секретным сотрудником НКВД Казахстана. Это предложение было мне преподнесено с такой угрозой: «Имей в виду — это для тебя жизненно важно — сейчас ты случайно сорвался, но они тебя не оставили, ты висишь на крючке. Иного выхода у тебя нет».
(Ю. Домбровский. Жалоба Генеральному прокурору СССР. 1954)
Домбровский
Юрий Домбровский в ссылке. Казахстан. 1935 год
По всей стране Сталин боролся с несогласными… Страна была одержима поиском внутренних врагов. В Алма-Ате тоже началась антитроцкистская кампания. Одновременно идут внутренние чистки в самих органах безопасности — после того, как Ежов сменил Ягоду на посту главы НКВД. Приближался Большой террор, или «ежовщина» (пик массовых репрессий). В декабре 1936 года арестован тесть писателя. Больше семья его не увидит. У Домбровского проблемы с алкоголем, однако он снова работает в школе — преподает литературу и русский язык в старших классах. Одновременно он пишет первый роман — «Державин».
Галина беременна. В апреле 1937 года у писателя рождается сын Виталий. В семье трудное положение и разлад. Домбровский понимает, что хочет полностью посвятить себя литературе. Он бросает работу и начинает публиковать первые статьи и рецензии. Осенью семья распадается — после ареста тещи в октябре Домбровский оставляет Галину и ребенка.
IMG 5538
Виталий, cын Юрия Домбровского. 1939 год
В эти самые годы особенно пышно расцветали парки культуры, особенно часто запускались фейерверки, особенно много строилось каруселей, аттракционов и танцплощадок. И никогда в стране столько не танцевали и не пели, как в те годы. И никогда витрины не были так прекрасны, цены так тверды, а заработки так легки.
(Ю. Домбровский. «Факультет ненужных вещей»).
08 Img308+
Юрий Домбровский с сотрудниками журнала «Литературный Казахстан». Алма-Ата, 1938 год
В 1937–1938 годах Домбровский активно входит в алма-атинскую литературную среду и быстро завоевывает авторитет. Он участвует в кружках и чтениях, сотрудничает с журналом «Литературный Казахстан», в котором публикуются части «Державина». В 1938-м он устраивается работать в Центральный музей Казахстана, его берут на должность старшего научного сотрудника.

Он руководит раскопками и раскапывает древний Алмату – средневековый город, существовавший в Х–ХIV веках на месте современной Алма-Аты.
Все служебное время я сидел у себя в «археологическом кабинете». Так называлась обширная светлая комната на хорах собора. Над этой давнишней надписью кто-то намалевал другую: «Хранитель древностей», а еще кто-то прибавил: «И ходить к нему строго воспрещается», а третий просто прибил жестянку — череп и две кости. Я часто думал: что здесь было раньше?
(Ю. Домбровский. «Хранитель древностей»)
В конце 1938 года вместо Ежова приходит Берия – в НКВД снова чистки. СССР в предчувствии войны. Близится раздел Польши, скоро начнется война с Финляндией.
Домбровский – успешный молодой писатель. В 1939 году «Державин» выходит отдельной книгой. Тогда же состоялась первая поэтическая публикация – печатают стихотворение «Каменный топор». Домбровский становится членом Союза писателей. В августе он отправляется в Москву договориться с издателем по поводу нового романа. В ночь на 27 августа в Москве он арестован в третий раз и этапирован в Алма-Ату.
За семь лет от первой высылки до нового ареста — с 1932 по 1939 год — Домбровский сильно изменился. Вот обнаруженная нами в деле 1939 года фотография, сделанная в тюрьме перед этапом <…> Непривычно короткая стрижка. Нет еще знаменитого черного вихра, торчащего на голове каким-то звериным знаком. Но между этим фото и аналогичным в деле 1932 года разница такая, как если бы между двумя снимками пролегли не семь лет, а срок в два раза больший. Домбровский 1939 года выглядит сорокалетним мужчиной, еще крепким, но уже побитым судьбой. <…> Это «Дело» было третьим в числе посадок автора «Хранителя…» и самым важным, так как именно из него и событий вокруг него вырастает роман-дилогия, вторая книга в котором — это «Факультет ненужных вещей».
(И. Дуардович. Дело «Хранителя древностей»)
Источник
«ИСКРА»
25/V—39 г.

На вопрос источника ДОМБРОВСКОМУ, почему не хотите назвать общего предка человека — человекообразную обезьяну, как это говорит ЭНГЕЛЬС. ДОМБРОВСКИЙ ответил, что человек произошел не от обезьяны, а от предка, который еще не выяснен. «Мало ли что говорит ЭНГЕЛЬС, он жил в одну эпоху, а мы в другую, и его учение устарело».
(Из уголовного дела 1939 года)
В марте 1940 года Особое совещание выносит приговор — «заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на восемь лет». Домбровский впервые попадает в лагерь. Из Союза писателей он исключен.

© Государственный музей истории ГУЛАГа, 2018

Учреждение, подведомственное Департаменту культуры города Москвы

127473, г. Москва, 1-й Самотечный пер., д. 9, стр. 1

Телефон приёмной директора: +7 495 621-73-10